Меню
Одесса:
  • ПН-СБ 10:00-16:00
  • ВС: 11:00-16:00
Xарьков:
  • 10:00-16:00

Жила-была женщина, которая терпеть не могла хлюпиков

Этот рассказ написан по заказу нашей читательницы Елены, большому и довольно подробному. Получилось довольно-таки по мотивам, но я надеюсь, что Елене понравится. Впрочем, судите сами.

Жила-была женщина, которая не любила хлюпиков. По поводу и без повода она цитировала Фаину Раневскую — мол, случись что, стоит он такой, слезки в глазах, ручки из ну вы знаете, откуда. Впрочем, может быть, это сказала и не Раневская, а вовсе Маргарет Тэтчер или тетя Маша — кто разберет в эпоху фотожаб. Но наша героиня верила. И никогда не встречалась с мужчиной, если у того не было ярко выраженных мускулов, ну или хотя бы разряда по карате.

В конце концов, деньги можно заработать, цветов купить самой, а вот если на тебя напали... На тяжелом пути нашей дамы встречались разные проблемы и трагедии. Например, в наше время некоторые парни едят всякую химию, от которой мускулы растут, как на дрожжах. Но вот боеспособен ли такой — в этом наша героиня сомневалась. Так что на первом свидании она старалась ненавязчиво поинтересоваться, каким спортом занимается ее кавалер, не боится ли темноты и собак. В общем, держала ухо востро.

Наконец она завела себе отборного спутника жизни. Говорил он мало, ел с аппетитом, был внушителен и красив, как Сильвестр Сталлоне, скрещенный с Арнольдом Шварценеггером. Да не сейчас, а в те славные времена, когда женщина, не любившая хлюпиков, еще ходила пешком под стол и отвергала ухаживания задохлика Яши из подготовительной группы. По вечерам герой ее романа смотрел боевики, съедал килограмм сосисок и разбрасывал носки по дому.

Чтобы защитник не перетрудился в ожидании решительного момента, наша дама сама носила тяжелые сумки и забивала гвозди. А говорить они не говорили — это ни к чему, для этого у нее были подруги.

Женщину, которая не любила хлюпиков, напрягало только то, что хулиганы все не торопились нападать. Это не удивительно: район, где жила сладкая парочка, был таким спокойным, что самой страшной трагедией за последние десять лет там считалось тяжелое ранение кошки, покусанной эрдельтерьером из пятой квартиры в доме номер шестнадцать. А самым буйным люмпеном был тихий одинокий алкоголик Иван Петрович, который не мог найти себе еще двоих в компанию, и поэтому выпивал за трюмо. Впрочем, женщина, которая не любила хлюпиков, читала в газете, что неподалеку какие-то гопники сняли с продавщицы мороженого золотые сережки. Это вселяло в нее надежду. Она даже дерзко надевала перед выходом кольцо с бриллиантами и золотую цепочку, но ничего не происходило.

Однажды женщина, которая не любила хлюпиков, вышла прогуляться с подругой, муж которой был хлюпик. В очках, вечно с книжкой, тихий какой-то и сложения совсем не героического. Еще у него был хронический насморк. Смех, а не мужчина.

Погуляли, обсудили всех знакомых — и когда уже двинулись в обратный путь, свершилось. За подругами шли хулиганы, а то и маньяки. Орали непристойное, свистели, показывали пальцами и никак не отставали. В ужасе забежали наши дамы в подъезд и укрылись в квартире счастливой супруги хлюпика.

Хлюпик тихо выпиливал лобзиком резные полочки для кухни. «Кашбар!» - коротко сказал он, услышав жалобы женщин, поставил чайник и углубился снова в свое занятие. Кое-как отдышавшись и напившись чаю с валерьянкой, женщина, которая не любила хлюпиков, выглянула из кухонного окна и убедилась, что хулиганы, а то и маньяки все еще никуда не ушли. Они сидели у подъезда в кружок и обсуждали свои коварные планы. Понятны из обсуждения были только междометия и союзы, но женщине, которая не любила хлюпиков, было ясно: ждут именно ее.

Дрожащими от страха и надежды руками она набрала номер любимого, пусть придет и проводит домой! «Я с парнями в качалке, - отозвался тот, даже не дослушав, - просил же мне не звонить». Женщина, которая не любила хлюпиков, так опешила, что не успела ничего сказать, прежде чем в телефоне раздались короткие гудки.

«Кошмар», - простонала она, падая в кресло. «Кашбар», - согласился муж-хлюпик, вставая и отряхивая колени от стружки. Он аккуратно подмел пол, свернул шнур от электролобзика, потом ушел в другую комнату и вернулся с охотничьим ружьем. Ошарашенная женщина, которая не любила хлюпиков, ничего не успела сказать, когда хлопнула сперва входная дверь, потом подъездная, а потом со двора донесся насморочный голос хлюпика: «А ду валите адсюда». Потом во дворе нехорошо заругались, причем хлюпик отвечал не хуже, по крайней мере, не короче и не менее изобретательно. И все стихло.

«Кошмар», - всхлипнула женщина, которая не любила хлюпиков, и закрыла лицо руками.

Julia (Юлия Баткилина)

Google


Написать отзыв

Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо